Блог команди Nravo Kids

ФАЙНІ МАМИ: Розмова з Світланою Ройз

5.09.2017

Світлана Ройз — відомий психолог, автор дитячих книг та видань для батьків. Наше знайомство і розмова подарує вам не лише відчуття глибокого на професійному рівні спілкування, а ще й контакт із харизматичною особистістю, мамою і людиною з відкритим серцем, світлою і сильною Світланою Ройз. Говорили про різні аспекти життя родини, дитячий розвиток в сучасному світі і те, що наповнює кожну маму, дитину, людину, сім’ю, родину та школу.

Світлано, як ваш день?

Сегодня отменилась одна встреча и я быстро уехала на дачу за город. Поэтому я даже расслаблена. И буду сейчас смотреть на траву, говоря с вами.

Наскільки ви любите бувати на природі? Відновлюватися, відпочивати…

Природа и возможность выезда на дачу сейчас одна из самых ресурсных возможностей для меня. Мне очень важно, чтобы было много зелени, голоса птиц. Люблю просыпаться под звуки ветра или щебет птиц. Это очень здорово. А еще у нас дача в сельской местности и здесь иногда по утрам слышен колокольный звон. И это вообще волшебство. Один день, или если мы хотя бы ночь переночуем на даче, дает мне возможность восстановиться после одной или даже двух рабочих недель. Мы стараемся в любое возможное время сюда выбираться.

Про материнське і сімейне

Світлано, наша рубрика файні мами. Поділіться з нами, яким для вас є відчуття: “Я – мама”. Що змінювалося у вашій особистості з приходом материнства?

У моих детей разница более 12 лет: старшему будет в ноябре 16, а малышке 3,5 года. Ну вы знаете, я же странная мама и часто шучу, что у моих детей не просто разные отцы (мои дети от разных браков) у них разные мамы. Пока рос сын – я за это время менялась. Поэтому я с девочкой и я со старшим сыном — это совершенно разные мамы.

Когда меня спрашивают про “вы — мама”, я сразу начинаю улыбаться — это такое ощущение нежности, расширения невероятного. Я помню свой первый взгляд на Мишку и первый взгляд на Дашку. Было ощущение, что сердце просто не выдержит такого количества любви. И до сих пор такое ощущение, что оно не в состоянии удержать то количество нежности, наслаждения, трепета, любования, которое вызывают дети. Не только мои, но и чужие тоже.

Дети дали мне много гибкости, крепости. Они очень разные. Один ребенок учил меня быть более смелой. Я всегда говорю, что Мишка из меня сделал детского психолога. В том числе, когда мы проходили какие-то семейные напряжения. А Дашка – во всяком случае сейчас – учит меня гибкости. Она — очень крепкий, иногда пока жестковатый современный ребенок. От нее приходит много практики для работы с детками, с которыми может быть сложно от того, что они очень сильны и «неудобны». Они сами чувствуют свои границы и умеют говорить нет. Старший сын — очень интеллигентный  и чувствительный парень, и я училась быть менее «удобной», потому что сама была часто покладистым ребенком… В том числе училась с ним говорить нет.

А рядом с Дашкой мы учимся быть более устойчивыми и дипломатичными. Я уверена, что каждый ребенок в семью привносит новую роль, какое-то новое качество, творчество. И нам нужно быть в том чутком и внимательном состоянии, чтобы это распознать. Каждый ребенок это привносит.

З чого починається сім’я і коли з власними дітьми найкраще про це говорити? Мабуть, не тоді, коли вони самі хочуть створити свою…

Проводили исследования связанные с успешностью. И оказывается, что те дети, которые знают о том, как встретились родители, в какой любви дети были зачаты и вообще знают о разных этапах формирования семьи, получают дополнительную опору. В исследовании испытуемых из одного класса разделили на две группы. Одна группа перед экзаменом должна была вспомнить историю создания семьи или что-то хорошее о семье, то, чем они могли гордиться.( И дополнительный фактор — нужно было вспомнить, чем они могут гордиться в своем отце.)

Ой, сейчас ко мне прилетел птенчик, маленький-маленький. Прям над нами в 10 сантиметрах сейчас на ветке сидит :) (Хочеться передати всю атмосферу нашої розмови – авт.)

А вторая группа испытуемых просто сдавала экзамен. Так вот, та группа, которая вспоминала о своей семье, показала лучшие результаты теста. При том, что это один класс, где все учились у одного и того же учителя.

Когда мы знаем историю создания своей семьи, это дает нам дополнительные корни. И об этом можно говорить с самыми маленькими детками. Можно говорить, что ты появился от большой-большой любви. На самом деле, как бы ни складывалась история семьи, мы все проходим через кризисы, но все-таки большинство детей приходит в мир в то время, когда связь между родителями крепка. Правда, что об этом важно говорить. Даже если родители расстались, я уверена, что в каждом из них есть хотя бы одно качество, о котором можно рассказать. И это в наших силах — соединить ребенка либо с силой своих предков, родственников либо с их слабостью. Если мы говорим детям о других разные гадости, мы соединяем их со слабостью, правда ведь?

И поэтому я считаю, что рассказывать ребенку историю его рождения в доступной форме для его возраста – очень важно, говорить о семье, строить генеалогическое дерево и приезжать в «места рода», в дома родителей. И устраивать семейные ритуалы — это наш большой вклад в жизнь ребенка, в его устойчивость.

Які сімейні цінності важливі для вас, вашої родини і що ви б бажали передати своїм дітям?

Я — маньяк по сбору семейного ресурса :) И все мои семинары часто начинаются с того, что мы собираем истории о семейном ресурсе. Есть отдельный семинар, где мы делаем практику “Реликвия семьи”, когда каждый участник должен вспомнить о реликвии, передающейся по наследству в своей семье, либо о том, что он сам может передать своим детям. Это как раз та опора, которую дети несут в свою жизнь. Чем больше в семье таких реликвий, тем более «укомплектованным» идет в свою жизнь ребенок. Это могут быть совершенно простые вещи. Например, рецепт, который уже становится ритуалом — как в мое время во всех семьях на День рождения пекли торт “Муравейник” или “Наполеон”. Это может быть традиция выпекания пасочки, колядки или даже обнимашки перед сном. Также могут быть какие-то семейные секретные слова. У меня в семье уже очень давно появился утренний ритуал., хотя он поддерживается в любое время суток. Когда кто-то выходит из дому, мы провожаем его у окна. Для меня это называется “уоконный поцелуй”,  поцелуй в макушку. Когда муж утром уходит на работу, а сын в школу, я стою у окна и провожаю. Для меня это действительно возможность поцеловать их в макушку, сказать внутреннее благословение. И мы с малышкой уже вместе всех провожаем. Я всех к этому приучила. Теперь, когда я ухожу, меня тоже провожают у окна — это действительно очень мощный ресурс.

Еще у нас есть традиция встречать дни рождения в 00:00. Все не спят. И встречаем новый год в жизни. И еще есть традиция, от нее возникло название моей книжки “Шепотуньки”. Это наш вечерний ритуал перед сном с сыном с того времени, когда он был совсем малышом. Каждый вечер я прихожу к нему на 5 минут перед сном чуть-чуть поболтать. Я и сейчас стараюсь выбирать время, чтобы хоть пару слов сказать друг другу, посидеть рядом с ним. Эти “шепотуньки” — то, что говорят тихо, потому что время уже такое просоночное. И это время большой близости.

Еще важное правило, чтобы хотя бы один раз в день мы все могли собраться за столом. Мы ждем друг друга и стараемся хотя бы в чаепитии объединиться за трапезой.

Сейчас мне нравится такая традиция – на выходные несколько раз в месяц к нам приезжают родители и брат с семьей. Я этому очень рада.

Про мрії, подорожі та різні ігри з дітьми

Світлано, як ви любите разом проводити час, відпочивати, коли вся сім’я разом: мама, тато, діти? Можливо, у вас є улюблені ігри?

Учитывая, что младшей девочке 3,5 года и она очень активный ребенок, от нее все время слышно: “Мама, давай побегаем, мама, давай поиграем! Папочка, мамочка, давайте бегать!”. Больше игр, конечно, у нас связано сейчас с младшим ребенком. Это игры в мяч, велосипед, придумывание разных активностей. У мужа чудесный вкус на кино и музыку. Вместе мы смотрим фильмы. С Дашкой мы занимаемся рукоделием. Мы вместе готовим кушать. Мне очень нравится, когда мы с ней делаем пикник на траве. И всем семейством можем кушать или ходить на прогулки.

Наша девочка подросла, можно уже ходить на экскурсии. Это удовольствие пришло еще из моей родительской семьи. Мы очень много ходили пешком. Куда бы не заезжали, где бы не путешествовали – очень много ходили. Мне бы хотелось эту традицию поддержать с моими детьми. А в Киеве очень много возможностей, интересных экскурсий для того, чтобы узнавать и «чувствовать город ногами».

У нас дома много музыкальных инструментов. Это такое наслаждение, когда сын и муж играют. Дашка танцует и я, когда есть возможность, тоже играю:)

Но это еще не воплощенная мечта — восстановить занятия с музыки, чтобы можно было свободно играть.

А які дитячі свої мрії вдалося здійснити?

Я стала психологом, о чем мечтала с лет пяти, это было совсем нетипично для девочки 75-го года рождения :) У меня двое детей. Это тоже мечта. Я хотела, чтобы у меня был мальчик и девочка. Из того, что в мечтах осознается, это были самые-самые.

Уже подростковая мечта — быть поближе к природе. Если бы была возможность жить за городом, это было бы большим счастьем. Я мечтала о своем пространстве, о своей Студии. Но это когда я уже стала психологом. И это пожелание тоже воплощено.

Вы знаете, в последнее время я много думаю о мечтах. Они ведь часть психотерапевтической практики. Это такой камушек в будущее. Вы помните, в игре в классики, чтобы допрыгнуть, нужно сначала туда бросить камушек. Я поняла, не знаю, хорошо это или плохо, что у меня не мечты, а планы. У меня много мечтаний о стране, о будущем детей.

Я мечтаю поехать в Дисней, посмотреть, как там делаются детские мультики. Я сотрудничаю с детским каналом, как консультант, где есть производство мультфильмов. И по одной из своих базовых подготовок я много работала с режиссурой на телевидении. Я видела мир телевидения изнутри и могу со своей стороны привнести уже свои психологические знания. Мне очень интересно, как это делается в западном мире.

Есть мечта открыть детский сад и одновременно дом заботы для пожилых людей. Я не люблю слово “для престарелых”, “дом заботы” для меня ближе по звучанию. Это можно сделать в одном пространстве. Но это такая отложенная долгосрочная мечта. Надеюсь, что когда-то будет возможность ее осуществить.

Есть мечта… но о путешествиях — это точно планы.

Світлано, ви любите подорожувати разом з дітьми?

С Мишкой — да. Мы вдвоем ездили в автобусные туры по Европе. А с Дашкой мы пока были только во Львове. Это было наше первое путешествие вместе с ней, но надеюсь, что теперь, когда она становится старше, мы будем больше вместе двигаться.

Хочу запитати за дитячі казки. Які казки ви б радили читати з дітьми?

Сказка — это удивительный инструмент. У современных родителей всегда много тревоги по поводу разных ресурсов. У меня есть такая версия, что нет однозначно плохих мультиков или книг. Но, опасно, когда ребенок впервые получает этот опыт сам, когда он один на один остается со страшными картинками в мультике или образами в книжке. Или с информацией, которая не соответствует возрасту. Если рядом есть родитель, который может вовремя сказать важное слово или хотя бы прикоснуться, или сказать: “Я с тобой :)”, тогда ребенок может более корректно пройти через этот сложный опыт.

Мультики и книги нужны для того, чтобы ребенок сталкивался с реальными ситуациями в жизни, но в безопасной для себя среде и форме.

Я сейчас наблюдаю за тем, как малышка-дочка смотрит мультики, которые ей не по возрасту. Она выбирает мультик и я ей говорю, что в этом мультике могут быть страшные моменты. “Хочешь смотреть, готова?” — спрашиваю — “Да, хочу!”. Она вначале страшный для нее момент перематывает, смотрит на ускорении, потом говорит: “Мама, побудь со мной”. Дальше она смотрит вместе со мной, держа меня за руку, а потом смотрит сама. И я понимаю, что это опыт ее обретения, то, как она прошла сквозь страх. Наша задача не защитить ребенка, не создать для него аквариумные условия, а дать ему поддержку, чтобы он мог справиться сам со сложной ситуацией.

Когда родители читают сказку, они часто отрицательных героев убирают или сглаживают. Проводили исследования, где из детских рассказов полностью убрали всех негативных персонажей. Оказалось, что уровень подсознательной тревоги и агрессивности у детей вырос в несколько раз. Когда ребенок читает книгу и сталкивается с ситуацией, где кто-то проходит кризис, он вместе с героем проходит сквозь кризис и приходит к важному результату.  Мы же понимаем, что на пути героев всегда есть испытания и опыт падений. Лучше пусть ребенок упадет вместе с героями в тех условиях, где ему безопасно и есть поддержка родителей чтобы подняться.

Опасны книги и мультфильмы, которые не подходят по возрасту для ребенка. Когда родители выбирают мультфильм или книгу, они же видят, что ребенок тут не все сможет «переварить». Ну и есть, к сожалению, просто некачественная полиграфия, рисунки. Ну тут конечно у родителей есть свой вкус. Или, в крайнем случае, можно сказать ребенку где рисунок или макет не качественный, а где нарисован профессионально.

Есть еще секрет формата книжки. Книжки бывают квадратные или прямоугольные. Прямоугольная книга воспринимается подсознательно как дверь — это обучающая книга. А квадрат — это стабильность, опора, она дает ощущение стабилизации, наполнения. Для малышей, как правило, делают квадратные книжки.

Я бы порекомендовала родителям пролистать и посмотреть сначала самим и понять, подходит ли это по возрасту, культурному и литературному вкусу самого родителя. И потом, даже если в книжке встретилось что-то негативное, с ребенком можно говорить, спросить, что бы он изменил. Представить, что вы, как волшебники, влетаете в книгу и можете трансформировать ее.

Мне кажется, что все, что относится к сказочному миру, неважно, это мир детских фантазий или сказок — оно все мобильное, трансформационное и само по себе терапевтическое. Просто нужно чуть-чуть внимательности у родителей.

Мобільні розвиваючі ігри. Для батьків важливо знати, з якого віку можна їх давати дітям і наскільки це потрібно, корисно чи шкідливо?

Мы с этим ничего не сделаем, это часть цивилизации, нашей истории. Наша задача — дополнить виртуальную реальность, виртуальное обучение чем-то реальным. Современные дети совсем другие и мы скоро столкнемся с тем, что их мозг будет приспособлен для других задач, нам еще неведомых.

Есть такой термин “визуальная стимуляция”. Современные дети визуально перестимулированны. Это означает, что все, что им предлагает компьютер или телевидение, это же картинки. Наше поколение более сенсорно стимулированно.

Желательно до трех лет поменьше в жизни ребенка мультфильмов и гаджетов. Но в современном мире это тоже не очень выполнимо. Я даю себе отчет, что какой бы психолог не говорил, что лучше этого детям в руки не давать, все равно, это уже есть в нашей среде. А наши медиа и маркетологи уже заточены под малышей. Наша задача — просто дополнять это реальностью — пластилином, разными «трехмерными» материалами, опытами, чем то, что было бы объемным действием.

Щоб добре розвивалися моторика пальчиків, відчуття…

На самом деле, это больше, чем просто пальчики, это — развитие мозга. Есть определенные отделы мозга, связанные с такими «объемными действиями» – это ориентация телесная, ощущения себя в пространстве. Когда мы делаем что-то объемное, мы чувствуем и твердость, и теплоту, верх, низ. Это то, что не могут дать пока экраны.

А яка користь від сучасних технологій дітям?

Мы начали с того, что мы еще не понимаем задачи современных детей. То, что им дают технологии, это огромный массив, быстрое принятие и переваривание информации. Да, это не дает  глубину. Быстрое, интересное и доступное? Да, конечно.

Мне кажется, что очевидный минус взаимодействия с современными технологиями, это то, что родители могут давать их детям вместо своего присутствия. Потому что  в первую очередь для родителей малышей — это возможность отдохнуть на какое то время.

Но все свои семинары я начинаю с того, что если родитель устал, если он не в ресурсе и делает что-то с ребенком только потому, что какой либо психолог сказал, что это нужно, так правильно – это не принесет ребенку пользы. И без особых усилий ребенку даст больше счастливый наполненный, реализованный родитель. Если родителю сейчас важно отдохнуть, то более правильным в этом случае  может быть честность по отношению к себе и полезный развивающий гаджет. А потом уже наполненным вернуться в игры с ребенком. Ребенку не принесет пользы то, что делается через силу или с чувством вины.

Це як відчуття свого стану і того, як почувається дитина, моменту, який ви проживаєте?

Все разговоры о том, что можно дать детям,  должны были бы начинаться с того – а есть ли сейчас у родителя что дать, есть ли у родителя силы это все выполнять? Какие бы рекомендации не давались родителям, если они уставшие, им хочется на необитаемый остров, то они могут делать что-то через силу и еще больше выгорать. Ребенок всегда это будет чувствовать.

Перед тем, как давать рекомендации, я всегда должна убедиться, есть ли силы и время у родителей это использовать.

Про свободу вибору і роль поколінь

Не буває поганих дітей, є діти яким погано. Про дорослих людей можна сказати так само? Наскільки людина здатна змінювати своє “погано”? І коли це стає ресурсом для зросту?

У взрослого человека  всегда есть выбор. И если я осознаю – да, сейчас мне плохо,  у меня есть выбор: либо я что-то с этим делаю, либо я оправдываю свое бездействие или свои поступки тем, что мне плохо. У ребенка выбора меньше, чем у взрослого. У него нет еще инструментария, нет альтернативы. Иногда, единственный вариант показать, что мне плохо — поступить плохо. Но наше отличие от ребенка все таки в том, что у нас есть осознанный выбор.

Да, важно понимать, что за каждым нехорошим с нашей точки зрения поступком человека стоит его боль. Было очень интересное интервью с психологом, которая работала с пациентами в тюрьме. Преступникам давали выбор: либо вы идете к психотерапевту, либо в тюрьму.… И половина выбирала тюрьму. Почему? Потому что поход к психотерапевту на самом деле — это страшно. Это значит заглянуть в глаза своей темноте, признать, что мне плохо, посмотреть на свои негативные стороны. И это значит — взять ответственность. Чтобы было хорошо, надо что-то с этим начинать делать.

А для того, чтобы что-то делать, в первую очередь должно быть осознавание, силы и мудрости. Поэтому я за то, чтобы глядя на людей понимать: человек так себя ведет потому, что ему плохо. Но это не значит, что я нахожусь только в оправдательной позиции. Этого человека я не обязана пускать в свои границы. Я могу  ему предложить, что можно сделать, чтобы ему было лучше. Но все остальное — это же его выбор, правда?

Розкажіть за роль поколінь. Сучасні батьки мають подбати про почуття та емоції дітей. Відповідно їхні діти будуть дбати про розвиток своїх дітей і тоді праправнуки сучасного покоління будуть змінювати світ.

Да, каждое поколение является ступенькой для следующего. Для поколений наших бабушек и дедушек задачей было выжить во время войны, после войны. Им было сложно заботиться о чувствах наших родителей, потому что в их жизни было много боли. И допустить вообще чувства, это значит столкнуться с этой болью. А им надо было приглушить боль, чтобы просто выжить. Их задача была в том, чтобы дети были накормлены и выучены для того, чтобы прокормить себя и своих детей.

Наши родители уже жили с большим ощущением безопасности, но им также было сложно дать отклик на наши чувства. Они уже заботились, чтобы у нас была профессия, которая  смогла бы нас прокормить. Моему поколению говорили, что профессия должна быть в руках. А наше поколение идет еще дальше. И несмотря на военные действия, которые сейчас происходят, несмотря на кризисы и революцию, у нас все равно больше сил смотреть в будущее и мы заботимся о чувствах детей, об их потенциале.

Вот смотрите, что сейчас происходит с реформированием образования, оно сейчас ориентируется на потенциал ребенка. Это очень важно. Думаю, что следующее поколение будет более осознанным. Возможно оно будет уже совсем по-другому общаться, учитывая прогресс. И возможно у него будут совсем другие задачи, о которых нам сложно догадаться.

Мир настолько быстро меняется, что даже типажи детей, их особенности совсем другие. Если я могла с уверенностью говорить о том, что знаю психотип ребенка еще лет 5 назад, то теперь мне приходится изучать опять совершенно новое поколение. И это очень интересно.

Вивчення сучасного покоління відбувається безпосередньо на практиці?

Да, все практически:) Приходиться исследовать, наблюдать.

Про оцінки, процеси змін у школах і дитячі успіхи

Світлано, у вас дуже великий досвід роботи з педагогами та дітьми. Що зараз відбувається у дошкільній та шкільній системах освіти? Які процеси ви спостерігаєте?

Переориентация системы с обезличенной на конкретного ребенка. Это «делание» образования практичным — переориентация не на «накачивание» знаниями, а подача таких знаний, которые помогут ребенку ориентироваться в мире. Это фокусирование не на оценки, а на опыт, на проекты. И для меня самое главное то, что происходит прямо сейчас.

В Киеве идет обучение для преподавателей 100 украинских школ, которые будут набирать первоклассников. Концепция Новой Школы — это уважение к потенциалу ребенка. Мне кажется, что с этого вообще все начинается. Поэтому у меня большие надежды на реформу и я доверяю команде, которая ее делает. Но система сопротивляется.

Це просто перехідний етап чи це пов’язано з необхідністю нових людей зі свіжими поглядами, новим баченням?

Как мне кажется, это два вектора. Будут приходить новые люди в образование. Я очень надеюсь, что через какое-то количество лет профессия учителя станет опять престижной профессией, оплачиваемой, уважаемой и мы будем вкладывать в образование детей уважение и ресурсы. Думаю, что параллельно будут меняться кадры и сама система подготовки и отбора учителей. Без этого тоже не обойтись.

Я все время задаю себе вопрос, что правильно в этом случае: ампутация всего старого или постепенная замена новым? Мне кажется, что сейчас эти два процесса и происходят.

Щодо оцінок. Якось ви згадували правило: “Першу двійку-трійку треба відсвяткувати”. Ви так робили зі своїм сином?

Мишка достаточно хорошо учится и на оценках у нас нет вообще никакой фиксации. Сейчас он перешел в 11-й класс. По-моему, только в прошлом классе у него появилось какое-то количество троек. Я даже вспомнить не могу. Когда он закончил год, мы в середине июля ехали в такси и Мишка говорит: “Мама, мне ж тебе табель нужно показать!” Я беру в руки, смотрю — нормальный табель, хорошие оценки, только по одному предмету могло быть лучше. Я его спрашиваю: “Миш, ну а ты сам доволен?” Он говорит: “Я понимаю, что цифры могли быть и лучше.” Я говорю: “Ты ведь понимаешь, что это не соответствует твоему потенциалу?” Он говорит: “Да,” — и задает мне вопрос, — “Мам, ты хочешь, чтобы я учился ради цифр?” Он рассказал, что одноклассники спрашивали, почему он не хочет исправить или подтянуть оценку. Он абсолютно честно, и спасибо ему за доверие, сказал: “Я не хочу учиться ради цифр, знания у меня  есть.”

Я знаю его высокий потенциал, я знаю, что он может и я знаю, какие у него есть внутренние успехи, я знаю, насколько он эрудирован. И я, правда, не хочу, чтобы он вкладывал свою жизнь в цифры. И очень уважаю в нем это.

Конечно, отношение к оценкам — это проекция отношения к самооценке самих родителей. И когда ребенок идет в школу, нам очень важно разделить успехи ребенка со своей самооценкой.

В 11-м классе у Мишки будет ЗНО, экзамены и мне самой интересно, как мы будем вместе с ним это проходить? Потому что это цифры, баллы. Я очень надеюсь, что за этот год еще что-то изменится в системе образования:)

Ваш син був на олімпійських іграх з робототехніки First Global Challenge в команді, яка увійшла у 20-ку найкращих. Від нашої команди Михайлові великі вітання! Скажіть, наскільки ви впливаєте на сина у виборі професійної діяльності? Ви радите йому щось?

В его случае «впливати» совершенно бесполезно, потому что он для себя выбирает те направления, которые ему интересны и, к сожалению, мы просто в силу некомпетентности не можем ничего посоветовать. Папа Мишкин — художник, я — психолог. Мы ничего не мыслим в компьютерных технологиях. Я очень доверяю его чувствительности. На самом деле, когда Миша что-то выбирает (сейчас он даже не всегда ставит в известность о том, где он участвует), ориентируется не на конкурс, а на драйв, участие, процесс. И это здорово. Он выбирает себе направление и потом очень глубоко и системно  в этой теме ищет информацию, причем сам. Этим направлениям в школах не обучают. Он сам изучил многие языки программирования. Думаю, что в некоторых вещах он намного дальше, чем многие взрослые.

Я считаю важным подождать, пока ребенок спросит. И когда он спрашивает, я включаю свои знания, чувствительность и свой опыт. Он знает, что всегда может рассчитывать на мою поддержку. И я себя сдерживаю, чтобы не мамствовать и не участвовать больше, чем ему нужно. Его достижения — это его достижения. И он это осознает. Когда он был маленьким и что-то изобретал, а он все время что-то изобретает, все время учится, я приходила, смотрела и спрашивала: “Мишка, чем тебе можно помочь?” Он говорил: “Мама, садись и вдохновляй!” Я сидела в его комнате, была рядышком с ним. И даже, когда он во взрослом возрасте готовился к каким-то конкурсам или к каким-то взрослым стартапам, я спрашивала, что могу сделать? И ответ был тот же :)

Но для меня это тоже проявление какого-то большого доверия и роли мамы. А в будущем это будет роль его женщины.

Світлано, як ви думаєте, що важливо сучасним підліткам для того, щоб визначитися оце моє. Чи достатньо того, що це просто подобається або що це дуже модно? Як почути себе?

Как раз в этом у меня надежда на современное образование, что оно даст ребенку больше возможностей соединиться со своим собственным потенциалом. Когда человек соединен с собой, у него внутри есть отклик. У него внутри есть это “Ага, это мое!” Он тогда чувствует это удовольствие. Но в любом случае нужно подождать 14-15 лет. Так наш мозг устроен, что в раннем возрасте очень сложно принимать осознанные решения о том, куда двигаться. Надо предоставлять разные возможности для проб и направлений. Это и называется обогащенная среда. На самом деле, мне кажется, что роль родителей еще и в том, чтобы снять с ребенка тревогу перед возможной ошибкой.

Я уверена, что в жизни каждого из нас может быть не одно образование и не одна профессия. И чем многогранней наш опыт, тем более продуктивнее мы можем быть в жизни. Никогда не знаешь, какая профессия может тебе пригодиться.

Не смотря на то, что Мишка профессионально занимается программированием, я не уверена, что он это выберет. Он поговаривает о медицине. У него в багаже есть серьезные взрослые курсы кулинарии. Я не знаю, куда он пойдет. И думаю, что он вот только сейчас внутри себя определяется.

Есть дети, у которых четко выражено направление, и нам важно доверять потенциалу детей и помогать им идти. Не обесценивать своими репликами, что это не практично. Мы не знаем, через что раскроется самый высший потенциал ребенка. А может он пойдет в учебное заведение и самая большая задача будет в том, что он там встретит того, кто станет для него проводником в жизни или свою любовь. Я верю в то, что узоры судьбы причудливы, но красивы.

Про інтерес до навчання та порозуміння батьків і вчителів

В одному з інтерв’ю ви говорили про те, що батьки мають спостерігати за тим, щоб в дитини не зникав інтерес до навчання. Всі діти різні і кожен по-своєму проявляється, хтось любить один предмет, хтось багато всього різного. Які найперші важливі сигнали, що дитині не цікаве навчання?

Мы наблюдаем с самого маленького возраста за тем, куда детки направляют внимание, на что они больше реагируют и на «тактильность» ощущения. Мы показываем совершенно разные стимулы, с этого начинается обучение. Ребенок развивается, если безопасно. У любого здорового ребенка есть страсть исследовать. Она прекращается тогда, когда ребенку страшно, либо когда есть какие-то органические предпосылки, когда в работе мозга что-то нуждается в коррекции. Или когда у ребенка есть страх ошибиться, страх потери самооценки. А так мы создаем версию, что воссоздать интерес у ребенка можно через безопасность вместе с внутренней авторитетностью. Ребенок не учится у того преподавателя или родителя, с которым страшно, кто фиксируется на оценках и результатах. Выигрывают те курсы и обучающие программы для детей, где есть игра, и в которых родителям не демонстрируют результат — что же дети выучили за урок.

Многим родителям, которые жалуются на неуспешность детей, я даю домашнее задание — посмотреть чудесный фильм “Звездочки на земле”. Этот фильм был снят Ассоциацией дислексии. Это история о мальчике, который пошел в обыкновенную образовательную школу.  У него были сложности с восприятием информации. А потом оказалось, что у этого мальчика диагноз — дислексия. И он есть у огромного количества школьников. Когда, особенно мужчины, смотрят этот фильм, это меняет их отношение к собственным детям и вообще процессу обучения. В этом фильме все разрешилось чудесно. Мальчик встретил такого учителя, который помог ему через сильные стороны — творчество, рисование освоить чтение и письмо.

Очень хороша теория множественного интеллекта Говарда Гарднера. Она о том, насколько может быть многогранным наш потенциал. Мы из родительского эгоизма можем ожидать от ребенка успешности в математике или в литературе. А у ребенка может быть чудесный кинетический потенциал. То есть он проявляет гениальность потенциала в танцах, хореографии или спорте. Но рядом с нами, «интеллектуалами», этот ребенок может чувствовать себя идиотом, правда? Обладая совершенно гениальным потенциалом просто в другом направлении.

И, конечно же, наша задача помогать ребенку, создавая возможность для развития всех типов интеллекта, но понимать, что если ребенку безопасно, ребенок будет исследовать «разные грани себя».

Мені дуже сподобалися неформальні правила для шкіл, які ви пропонували з “в’язницею для телефонів”. Наскільки це відкликається у батьків та педагогів? Можливо, ви знаєте школи, де це вже працює?

Вы знаете, этого ответа у меня еще нет. “Тюрьма для телефонов” — это самая противоречивая штука, которая там есть. И я в принципе против любых тюрьм, но я за правила. И я за то, чтобы дети ощущали последствия своих действий. С начала учебного года посмотрю, что и как в школах используется. Но эти идеи уже давно работают в западном мире. Я просто предлагаю попробовать. Там есть определенная логика и это то, что могут предлагать родители в школах.

Хочу зрозуміти, де можна знайти точку порозуміння між вчителями  і батьками. Батьки хочуть, щоб дитина навчилася у школі, вчителі мають таку ж мету. В чому ж секрет порозуміння між усіма?

Мне кажется, изменение задачи — это и есть секрет :) Посмотрите, задача учителя не в том, чтобы ребенок научился, а чтобы школа помогла раскрыть его потенциал. Задача родителя такая же. Вот давайте я проведу параллель между работой психолога и педагога, хорошо?

У психолога нет задачи сделать человека счастливым. Если психолог только хочет сделать человека счастливым, он начинает тянуть его куда-то в направлении своего представления о счастье. Психолог — не гуру, не бог. Также как учитель, он предлагает набор разных инструментов, учитывая психотип и особенности каждого ребенка. А вот как ребенок использует этот инструмент, это уже задача и ребенка, и семьи, ну и конечно внимательности учителя, который помогает этим инструментом овладевать.

Очень часто родители сбрасывают всю возможную ответственность на преподавателей. Также как преподаватели сбрасывают всю возможную ответственность на родителей. Важно понимать, что каждый из нас несет часть ответственности за проявление и укрепление потенциала ребенка. Часто проблема в том, что мы смотрим друг на друга как на противоборствующую силу. Если бы родители учились видеть в учителях сотрудников, а учителя не напрягались при виде подходящего к классу родителя :) Я на самом деле очень хорошо понимаю преподавателей. Они находятся в такой вилке между администрацией и родителями — на таком разрыве. И на ребенка уже может не оставаться сил. И я понимаю родителя, который находится в своих страхах, который часто переносит свой школьный опыт на жизнь своего ребенка. А это абсолютно разные опыты. И то, что мы переносили с большими сложностями, нашим детям может даваться легко и наоборот.

Хорошо, когда родитель приходит в школу еще в первом классе и спрашивает учителя, чем он может помочь. Это лучше, чем говорить, что вы делаете что-то не так. И я за то, чтобы родитель всегда находился на стороне своего ребенка, даже если ребенок получает двойки и его ругают. Для внешнего мира родитель — всегда защита и оплот для ребенка. Тогда детям и учиться легче.

Про те, що робить нас щасливими

Ще є таке філософське запитання — де живе людське щастя? Часто кажуть, що в самій людині:) Як до нього йти?

Про счастье есть очень много исследований. И счастье становится все более конкретной категорией. Если взять слово “счастье” и представить, что это «со-частие» — соединение всех частей в настоящем моменте, ощущение себя в настоящем моменте. Что мы на самом деле делаем очень редко. Мы можем грустить или вспоминать о прошлом или с вожделением смотреть в будущее и редко целиком находиться в настоящем моменте.

Если мы собираем все свои части в настоящем моменте в кучку, то здесь ведь все хорошо. Я сейчас сижу в гамаке, смотрю на траву, говорю с вами, думаю о том, что для меня важно. Конкретно настоящий момент времени: я в безопасности, все мои части в со-частии и это момент счастья.

В настоящем очень редко бывает ощущение недостаточности. Есть еще забавный тест, о нем рассказала одна из студенток. Когда у человека спрашиваешь, что тебе нужно для счастья, он, как правило, называет то, чего ему не хватает. Для рефлексии, для самоопределения, этот вопрос может быть важно задавать. И задавать вопрос: что я могу сделать, чтобы это у меня было? Что от меня зависит? Не от мира или других людей ожидать, а важно понимать, что от меня зависит?

А вообще — то, насколько мы ощущаем себя счастливыми, оптимистичными и наполненными, закладывается у каждого из нас до двух лет. Психологи считают, что базовый уровень счастья у человека формируется до двух лет. Потом мы можем это менять, но это уже осознанные взрослые действия.

Світлано, ваші побажання усім батькам та дітям.

Наверное, мое самое большое пожелание для всех – это находиться в состоянии, в котором можно ощущать радость от жизни друг с другом, от себя, от своего тела, от своих возможностей. Чувствовать поддержку мира, других людей. Чтобы всегда были те, о которых можно сказать “мы”. И всегда было время, которое существует только для нас самих.

Nravo Kids бажає Світлані та її родині багато позитиву, здійснення мрій та планів і щоденних приводів для радості!